Знамя грядущего — Николай Рерих

Знамя грядущего   Николай Рерих

Картина «Знамя грядущего» одна из самых значимых в серии «Майтрейя». В этом полотне художник лишь намеком создает ощущение присутствия Заповедной страны. «Пройдя четыре снеговых перевала уже в пустынном нагорье, мы опять увидели картину будущего.

В долине, окруженной высокими острыми скалами, сошлися и остановились на ночь три каравана. При закате я заметил необычную группу. На высоком камне была помещена многоцветная тибетская картина, перед нею сидела тесная группа людей в глубоком почтительном молчании. Лама в красных одеждах и в желтой шапке, с палкою в руке что-то указывал зрителям на картине и ритмично сказывал объяснения.

Подойдя, мы увидели знакомую нам танку Шамбалы. Лама пел о бесчисленных сокровищах Владыки Шамбалы, о Его чудесном перстне, обладающем великими силами. Далее, указывая на битву Ригден-Джапо, лама говорил, как без милости погибнут все злые существа перед мощью справедливого Владыки…», — записал Н. К. Рерих в путевых заметках.

Увиденное нашло живописное воплощение в картине «Знамя грядущего». На краю пустыни, окруженной горами, возле камня с танкой расположилась группа тибетцев. Люди завороженно внимают ламе, повествующему о Священной Стране и ее Владыке.

Звонкое молчание пустыни усиливает сокровенную значимость происходящего.

За внешней канвой сюжета угадывается глубокий эзотерический смысл. Композиция картины напоминает своеобразную чашу, образуемую скалистыми отрогами. Ее венчает белое пространство над вершинами лилово-синих гор, которое можно принять за облачную гряду.

А возможно, это намек на сияние Шамбалы, вестником которой является яркая красочная танка…

«Звенят колокола верблюдов. Долгие пустынные переходы. Над пустыней опять несется песня Шамбалы. Вокруг безжизненные скалы и груды камней, и морозное нагорье, но знаки Шамбалы не покидают вас».

Среди таких знаков — древние пещерные храмы, высеченные высоко в горах. Их путешественники встречали у перевала Санджу, в Сиккиме, у Канченджанги. «Пошли заметно в гору против течения горного ручья. Ущелье постепенно сужалось слева, в желтой песчаниковой горе увидали пещеры в несколько этажей… Подходы ко многим пещерам совсем выветрились.

Высоко остались отрезанными входы, как орлиные гнезда…», — отмечал Рерих.