Виды Руана — Клод Моне

Виды Руана   Клод Моне

«Виды Руана» — картина Клода Моне, написанная им в период жизни в Аржантее. Это было замечательное плодотворное время, когда коллекция художника пополнилась прекрасными пейзажами с видами берегов Сены, сюжетами с парусниками и столичными жителями, гуляющими в провинции Аржантей.

Иногда Моне позволял себе маленькие путешествия для пленэров вдоль Сены, в том числе в старинный горок Руан — столицу Нормандии. Одна из поездок в Руан увенчалась целой серией плотен с видами правобережья реки Сены и ее притоков. Вышеупомянутая работа вошла в их состав.

Хочется отметить, что данное полотно отличается не только повествованием сюжета, но и манерой письма Моне, характерной, как правило, нервными отрывистыми мазками.

«Виды Руана» — до боли трогательное олицетворение спокойного течения жизни и стихии, лишь на мгновение уснувшей под кистью художника. Моне повезло захватить в свои сети именно тот кусок времени, когда природа еще не спит, но погружена в сладкую дремоту. И эти сумрачные краски, и безветрие, и спущенные паруса лодок, и безлюдность — все говорит о тщательной подготовке дня к встрече мрака.

В основе цветовой палитры «Видов» лежат холодные оттенки розовых красок и сирени. Их сочетание подарило изображению загадочную полумглу и дымку. Черным пятном, как это нестранно для импрессионизма с его отказом от черной краски, зияет парусник в центре заводи.

Опустошенный и одинокий он отбрасывает такую же глубокую бездонную тень на зеркало воды…

Пейзаж Руана по-сельски красив с его низкими постройками и шпилем часовни либо храма, которых в этом месте большое множество. Дальний план увенчан холмом, таким тяжелым и покатым, что он напоминает спину кита. Небольшой домик справа, как отголосок чего-то родного и близкого российскому пейзажу, греет душу.

Умиротворенное повествование, тихая пристань у низеньких берегов и зеркальная вода — все говорит, а вернее, шепчет, о тяжести уходящего дня и скором сне, а дальше — снова утро…

Глядя на это полотно, начинаешь понимать Моне и его тягу к местечкам тихим и спокойным, пусть даже таким великим в географическом смысле, но своим.