Сретение — Пьетро Лоренцетти

Сретение   Пьетро Лоренцетти

Эта большая станковая картина была центральным образом алтаря св. Кресчентия сиенского собора. Тройное стрельчатое завершение, напоминающее по форме триптих, как бы повторяет разделенные рядами колонн три нефа сиенского собора, над средокрестием которого вздымается многоугольный купол.

Торжественность и величественность базилики усиливают цветные мраморные членения и украшения на фасаде, а также на арке пресбитерия, на алтаре или на мозаичном полу переднего плана, где стоят действующие лица сцены.

В отличие от прежних разработок этой сцены, когда изображали обрезание, жертвоприношение Марии, посвящение младенца или благодарственную песнь Марии, Амброджо выдвигает на первый план растроганно пророчествующего старца Симеона с младенцем на руках.

Пророчество словно наполняет глубокой скорбью мать младенца, изображенную слева. Между ними, оттесненный на задний план, стоит первосвященник в парадном церковном облачении, в правой руке он держит предписанную законом Моисеевым пару голубей, которую принес Иосиф, а в левой — жертвенный нож. Образ Моисея дважды встречается на картине: на фронтоне и на фасаде в виде небольшой скульптурки. Напротив последней изображена такого же размера скульптура Иисуса Навина, напоминающая какой-то римский скульптурный портрет, как и фигура пророка Малахии на фронтоне.

Эта картина — шедевр зрелого искусства Амброджо.

Глубокое пространство трехнефного храма художник показывает анфас в смелом сокращении, с последовательным, уже почти совершенным применением центральной перспективы. Амброджо изображает просторное, воздушное внутреннее пространство, правдоподобность которого усиливают пластичные, замкнутые монолиты размещенных между колоннами фигур. Экспрессивные взгляды и скупые жесты, тяжело ниспадающие складки одежд и построенная на пламенно-алых тонах геометрическая композиция — все это создает драматическую напряженность сцены.

Готический интерьер храма гармонично сочетается с антикизирующим декором фасада, с крылатыми гениями и гирляндой фруктов, поддерживаемой львами, и с фигурой Иисуса Навина, похожей на статую бога Марса, так же как готическая экспрессивность персонажей картины сочетается с классицизирующими формами фигур. Одновременный показ архитектуры изнутри и снаружи — дань художественной традиции предшествующих веков.