Прием волостных старшин императором Александром III во дворе Петровского дворца в Москве — Илья Репин

Прием волостных старшин императором Александром III во дворе Петровского дворца в Москве   Илья Репин

Изображен император Александр III с семьей в окружении придворных и министров вскоре после коронации 5 мая 1883 в момент произнесения им речи перед волостными старшинами, представлявшими все губернии России. На втором плане за императором изображены: императрица Мария Федоровна и дети — цесаревич Николай, Георгий, Ксения, Михаил, Ольга.

Картина исполнена по заказу Министерства Императорского двора, который был получен И. Е. Репиным летом 1884 в период его работы над полотном «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года». Заказ был инициирован художником А. П. Боголюбовым. Основная работа проходила в летние месяцы 1885 на Сиверской, где на пленэре делались многочисленные этюды, и на царской даче «Александрия» в Петергофе, где художник писал этюды царских костюмов для картины, а также в С.-Петербурге.

В картуше на раме помещен текст из речи императора: «Я очень радъ еще разъ видътъ васъ; душевно благодарю за ваше сердечное участiе въ торжествахъ Нашихъ, къ кото-рымъ такъ горячо отнеслась вся Россiя. Когда вы разъедетесь по домамъ, передайте всъем Мое сердечное спасибо, слъдуйте совътамъ и руководству вашихъ предводителей дворянства и не върьте вздорнымъ и нелепымъ слухамъ и толкамъ о переделах земли, даровыхъ приръзкахъ и тому подобному.

Эти слухи распускаются Нашими врагами. Всякая собственность, точно также какъ и ваша, должна быть неприкосновенна. Дай Богъ вамъ счастья и здоровья».

Помещение слов Александра III на раме вызвало негативную реакцию Репина, о чем он писал В. В. Стасову: «…Я этих подписей на рамах и у Верещагина не переношу, так сразу надоели. Слова, сказанные в этой речи, известны, и им суждено было сделать весьма реальный поворот во всей русской жизни, который мы не можем отрицать. Слова эти вполне консервативны…».

Рама, изготовленная по специальному заказу, увенчана гербом Российской империи и украшена гербами российских губерний. Ее символика связана с парадными залами Большого Кремлевского дворца, для которого предназначалась картина.

Изготовлена рама в С.-Петербурге под наблюдением Е. И. В. Конторы. Художник был не вполне доволен ею. «Рама что-то не того, — писал он Стасову,- надо было самому шаблоны нарисовать. Ну теперь не переделаешь».

Завершив работу над картиной, Репин поместил ее на выставку «14-я ТПХВ 1886», открывавшуюся в С.-Петербурге 2 марта, хотя в каталог она не вошла. Уже 9 марта в «Еженедельном обозрении», № 115, стб. 319 , появился первый отклик на эту работу. В июне художник перевез картину в Петергофский дворец для осмотра и приема ее царской семьей.

Репин с раздражением писал Стасову о том, что «до 25 июня картина простоит там, а потом ее куда-нибудь уберут к Макару». Картина была экспонирована на выставке «15-я ТПХВ 1887» в Москве, после чего заняла свое место в Большом Кремлевском дворце.