Портрет статс-дамы Марии Андреевны Румянцевой — Алексей Антропов

Портрет статс дамы Марии Андреевны Румянцевой   Алексей Антропов

Мария Андреевна Румянцева, некогда миловидная, грациозная девушка с живым и веселым нравом, была любимицей Петра I. Ходили слухи, что у девицы была связь с императором; во всяком случае, она сама любила об этом рассказывать в старости. Государь по своей доброте выдал ее за своего денщика, впоследствии генерал-аншефа и графа Румянцева. Когда император умирал, Мария Андреевна была беременна сыном, ставшим впоследствии знаменитым полководцем П. А. Румянцевым-Задунайским, внешне похожим на Петра I. Графиня М. А. Румянцева прожила долгую жизнь и умерла на девяностом году, дожив до времен Екатерины Великой.

Отмеченная высочайшими почестями при царском дворе, она до глубокой старости обладала живым умом, острой памятью и мягким нравом.

Современники отзывались о ней как об интересной и живой женщине и отличной собеседнице. На портрете М. А. Румянцева — пожилая, уверенная в себе статс-дама, состоящая в свите государыни императрицы. Она полна чувства собственного достоинства, ее не тяготит груз прожитых лет. Мария Андреевна на склоне лет говаривала о себе не без намека, что она «vielle comme les rues» , что в определенном смысле можно считать натяжкой, ибо она была старее петербургских «прошпектов».

Художник пишет энергичное, полнокровное лицо пожилой женщины с двойным подбородком, озаренное живостью характера: рот чуть-чуть насмешлив и одновременно тверд. Выразительны глаза портретируемой с характерным для Антропова бликом — яркие, блестящие, чуть навыкате.

Складки накидки ложатся явно не по форме тела, а правая пола раскрыта неестественно широко, и это сделано намеренно. Смысловым центром портрета является наградной бриллиантовый знак императрицы. Фрейлинский знак на груди М. А. Румянцевой непропорционально велик и развернут в плоскости, чтобы лучше быть видным зрителям, которые должны по достоинству оценить высокое положение графини — старейшей придворной дамы, награжденной орденом Святой Екатерины 1-й степени, обер-гофмейстерины Высочайшего Двора.

Возвышенной характеристике М. А. Румянцевой соответствует и колорит ее костюма — серые шелка, синие муаровые ленты и серебро. В портрете есть одна особенность, которая связывает его с иконным и парсунным писанием. «Лично е» написано мелкими сплавленными и неразличимыми мазками, а «доличное» — на темном, нейтральном фоне широкой и свободной кистью.