Портрет Е. В. Скавронской — Ангелика Кауфман

Портрет Е. В. Скавронской   Ангелика Кауфман

Екатерина Васильевна Энгельгардт, племянница князя Потемкина, в 1782г вышла замуж за графа Павел Мартыновича Скавронского, внука императрицы Екатерины I. С внешней стороны это был чрезвычайно изящный, элегантный молодой человек, воспитанный по всем правилам придворного этикета. Но, однако, он не умудрился сделать себе никакой служебной карьеры, благодаря неудержимой страсти к музыке, которая в конце концов обратила его в незаурядного чудака.

Все свое время он посвящал пению и композиции, хотя ни в том, ни в другом не мог преуспеть Раздосадованный на равнодушие соотечественников к своему дарованию и находя, что его не понимают на родине, он решил покинуть Россию и отправился в Италию, классическую страну мелодии и звуков. Но и там Скавронского все считали чудаком и без снисхождения смотрели на его музыкальную блажь. Предаваясь все более и более музыкальной страсти, Скавронский дошел до того, что прислуга не смела разговаривать с ним иначе как речитативом.

Выездной лакей-итальянец, приготовившись по нотам, написанным его господином, приятным баритоном докладывал графу, что карета подана. После пятилетних чудачеств в Италии Скавронский возвратился в 1781 году в Петербург.

Женившись, он преодолел свою страсть к музыке, променяв ее на дипломатическую карьеру. В 1785 году он был назначен русским посланником в Неаполе… Разумеется, женившись на племяннице одного из высших сановников империи, граф Скавронский не мог позволить себе «обратить ее в свою веру», заставив общаться с ним речитативом.

Более того, когда в 1785 году граф получил назначение в Неаполь, ему пришлось отправиться туда в одиночестве. Его супруга наотрез отказалась покинуть Петербург. Лишь через пять лет она, наконец-то, соблаговолила прибыть в столицу Неаполитанского королевства. А до того времени ничто не мешало графу Скавронскому предаваться своим музыкальным «забавам».

В 1792г Павел Мартынович умер. Oт брака с Екатериной Васильевной Энгельгардт у него остались две дочери — Екатерина и Мария. Что же касается его вдовы, то она недолго пребывала в этом качестве.

Возвратившись в 1793 году в Петербург, она повторно вышла замуж — на этот раз За итальянского графа Ю. П. Литту. Их брак был счастливым, однако новый супруг также не был обделен эксцентрическими особенностями. Во-первых, он обладал поразительной силы басом, и этот громовой голос, получивший в обществе наименование «трубы архангела при втором пришествии», перекрывал собой не только все другие голоса, но даже и звучание оркестра.

А во-вторых, граф Литта страстно любил мороженое, которое поглощал в огромных количествах везде, где только бывал.