Портрет Е. Н. Орловой — Федор Рокотов

Портрет Е. Н. Орловой   Федор Рокотов

Екатерина Николаевна Орлова, дочь Н. Я. Зиновьева и Е. Н. Сенявиной, жена Г. Г. Орлова и фрейлина Екатерины II Когда многолетняя и запутанная любовная связь с Екатериной II пришла к окончательному разрыву, князь Григорий Орлов на сорок третьем году жизни решился на женитьбу со свой двоюродной сестрой, Екатериной Николаевной Зиновьевой, фрейлиной императрицы. Государыня одобрила этот брак. Венчание состоялось, вероятно, весной 1777 года.

Молодая девятнадцатилетняя княгиня была пожалована в статс-дамы, получила орден Святой Екатерины и дорогие свадебные подарки. Два года супруги прожили в Петербурге. Княгиня Екатерина Николаевна, красавица, одаренная умом и мягким характером, «сумела, возвратить спокойствие в сердце Орлова; он предпочитал теперь частную жизнь прежнему бурному и блестящему существованию» То же подтверждает и другой современник: «Орлов неразлучен со своей женою, — писал Гаррис в феврале 1778 года. — Никакая побудительная причина не заставит его принять участие в делах».

В эту лучшую, радужную пору жизни Екатерины Николаевны и был создан ее портрет. Он написан в не свойственной позднему Рокотову манере: это парадное репрезентативное изображение с тщательно выписанными аксессуарами. На атласном белом платье выделяется красная орденская лента, заметен своим мерцающим блеском знак статс-дамы — бриллиантовый вензель с портретом императрицы.

За плечами — ниспадающая горностаевая мантия, которая свидетельствует о княжеском достоинстве.

Официальную торжественность усиливает и высокая, взлетающая вверх прическа по дворцовой моде второй половины 1770-х годов. Однако созданный художником образ неоднозначен и противоречив. Хотя замкнутая красивая женщина из высшего общества и держит зрителя на расстоянии, в портрете отчетливо звучат камерные нотки.

Под парадным лоском скрыт сложный характер.

Из-за размытых контуров и зыбких переходов от света к тени возникает иллюзия изменчивости лица. Губы сжаты и вместе с тем как будто едва заметно улыбаются. Отчужденный взгляд удлиненных непроницаемых глаз наполнен грустью, тень на левой щеке вызывает тревожный отклик. Или же все это только кажется, потому что мы знаем дальнейшую судьбу Е. Н. Орловой.

Семейная жизнь, которая так счастливо началась, закончилась трагически. У молодой женщины оказалось слабое здоровье, и муж повез ее на лечение за границу. У нее, очевидно, проявились первые симптомы чахотки.

Княгиня ехала, впрочем, еще и с одной целью: ей хотелось иметь детей, и она надеялась, что иностранная медицина ей поможет. 16 июня 1781 года Екатерина Николаевна умерла в Лозанне. Прах ее Орлов привез в Санкт-Петербург и похоронил в Александро-Невской лавре. Екатерина II выразила свои соболезнования в трогательном письме: «Привыкши столько лет брать величайшее участие во всех до вас касающихся делах, не могла я без чистосердечного и чувствительного прискорбия уведомиться о рановременной потере любезной вашей княгини, моля Бога да сохранить ваше здоровье и дни до позднего века…».

Г. Р. Державин в стихах на смерть княгини Орловой назвал ее «ангелом красоты».

После смерти жены у Г. Г. Орлова наметились явные признаки умственного расстройства. Он впал в детство, один из современников писал, что князь «в ребячестве, не знает, что делает и говорит». В ночь на 13 апреля 1783 года Григорий Орлов скончался.