Еврейская невеста — Рембрандт Харменс Ван Рейн

Еврейская невеста   Рембрандт Харменс Ван Рейн

Картина голландского художника Рембрандта ван Рейна «Еврейская невеста». Размер картины 121,5 x 166,5 см, холст, масло. «Рембрандт мог быть и другим, если ему не нужно было быть буквальным, как в портрете, когда он мог сочинять, быть поэтом, творцом. Им он выступает в картине «Еврейская невеста».

Нужно многократно умереть, чтобы так писать», — эти слова можно применить к этой картине. «О картинах Франса Халься можно говорить — он всегда остается на земле, Рембрандт же настолько погружается в мистерию, что он выражает такое, для чего никакой язык не имеет слов», — так говорил Винсент ван Гог об этой картине.

Несомненно, это — портретное изображение, но чье? Может быть, еврейского поэта дона Мигуэля де Барриоса и его жены или, скорее, сына Рембрандта Титуса и Магдалены ван Лоо? Или золотых дел мастера Яна Лутмы-младшего и его невесты?

Эта картина — портрет, где фигуры играют определенные роли, они изображают ветхозаветную пару Исаака и Ревекку, поселившихся в земле Филистимской и из страха выдававших себя за брата и сестру.

Но однажды «Авимелех, царь Филистимский, посмотрев в окно, увидел, что Исаак играет с Ревеккою, женою своею», после чего он взял обоих под свою защиту. Более ранний рисунок Рембрандта еще включает в себя изображение смотрящего из окна царя, примером же для рисунка служило изображение той же библейской сцены Рафаэля в лоджии Ватикана. Не исключено также, что и определенные влияния традиционных изображений — мотив Иакова и Рахили — отразились в этой картине. Но на какую высоту Рембрандт поднял свое толкование, ясно каждому слово из библейского текста «играл» означает ничто иное, как наслаждение любовной игрой, и композиция этого изображения исходит из того, что сидящая невеста, «Ревекка», перекидывает свою ногу через бедро мужа.

Картина «Еврейская невеста» — высший и конечный пункт в стремлении Рембрандта объединить особенное и всеобщее. Он достигает своей цели двумя путями окружающую жизнь он рассматривает как часть Ветхого завета, а случайные позы, случайные жесты сводит к твердо укоренившимся, вновь и вновь повторяющимся мотивам искусства Средиземноморья. Как и в каждом поэтическом шедевре миф, его воплощение и повод составляют здесь единое целое.

Рембрандт изобразил случайную любовную пару в образе Исаака и Ревекки. Является ли жест рук традиционным для еврейского обручения или нет, эта картина — перенесенный из старины убедительный символ хранимого содружества, картина, освященная чувством Рембрандта, являющаяся одним из захватывающих живописных шедевров мира» .

Эта картина является несравненным триумфом живописи Рембрандта, из ее расточительного мира красок выделяются нанесенные мастихином пламенеюще-красный и солнечно-золотой цвета, по которым пробегают бронзово-зеленые вспышки. Эта картина — упоение для взора, полное «величайшего и естественнейшего движения», звучащий страстный и пылкий гимн всему живущему.