Давид с головой Голиафа — Микеланджело Меризи да Караваджо

Давид с головой Голиафа   Микеланджело Меризи да Караваджо

«Давид с головой Голиафа» — картина Дерзкого Караваджо. Является значимой картиной, демонстрирующей многие парадигмы искусства. Современники, в середине семнадцатого века, заявляли, что на картине обе изображенные головы, Давида и гиганта Голиафа, являются автопортретами разных этапов жизни художника. Однако, лишь немногие историки искусств отметили черты Караваджо в обоих лицах.

О наличие модели Голиафа ходят споры. К изображению своего лица в качестве жертвы прибегал тезка Караваджо — Микеланджело Буонаротти. Его лицо запечатлено на коже Варфоломея.

Рембрандт пытался достичь той же артистичности в движении, что и Караваджо, в автопортрете с мертвой выпью.

В одноименной работе, сделанной Караваджо ранее, в качестве модели Давида использовал, как считается, модель с улицы. Вероятно и в этой работе мнения о том, что Давид — автопортрет художника ошибочны.

В руках Давида обычный клинок, который никогда оружием не служил. Перед битвой с Голиафом, он отказался от доспехов и оружия, воспользовавшись клинком лишь после битвы, для обезглавливания побежденного. Караваджо мог изобразить тяжелый меч, но герою достается изящный и тонкий, как кисть, кинжал. Расположение меча подразумевает эрегированный фаллос.

Микеланджело, Тициан и другие художники часто использовали такие сексуальные подтексты в своих работах. Дело в том, что на протяжении всей истории искусства, вопросы пола, живопись и архитектура были тесно связанны между собой. Тело и его функции раскрывали, как считалось, мудрости Божественного замысла.

Меланхоличный и созерцательный взгляд Давида контрастирует с нахмуренными бровями. Почему Давид выглядит таким вдумчивым в такой ужасной сцене? Нахмуренность, безусловно, указывает на глубокую мысль. Меланхоличность граничит с жалостью к побежденному.

Давид, со всей драматичностью выражаемых эмоций выглядит больше как проигравший, несмотря на очевидное преимущество. Общая атмосфера картины отражает тьму, страх и скорбь. На текущий момент картины находятся в музее истории искусств, в Вене. Только ранняя «Давид и Голиаф» хранится в музее Прадо.