Березовая роща к вечеру — Федор Васильев

Березовая роща к вечеру   Федор Васильев

К моменту окончания учебы Васильев уже познакомился с рядом художников и стал своим в их среде. Особенно близкими были отношения с И. В. Крамским, взявшим его под заботливую опеку, и с И. И. Шишкиным, с которым он постоянно работал на натуре. Общение и дружба с этими замечательными людьми и художниками стали главными жизненными и профессиональными университетами начинающего живописца.

Крамской, Репин, Шишкин любили этого способного юношу. Отмечали его редкую поэтическую «музыкальную» натуру. Все трудности Федор одолевал будто играючи.

Поражая всех друзей и недругов артистичностью кисти. Что-то завораживающее было в его природном ощущении валера — гармонии тона и цвета.

В юношеских работах Васильева заметна тяга к романтическому восприятию природы. В этих картинах больше действия, чем настроения; художник лишь начинает свое открытие мира.

Многие рисунки мыслились им как заготовки будущих картин. Не случайно они часто очерчивались рамкой, а иногда художник рисовал и пышную большую раму, представляя общий вид будущей картины.

Чаще всего в своих пейзажах Федор Васильев изображал природу в ожидании перемены ею своего состояния. Чуткое сопереживание всем тончайшим изменениям и самому дыханию природы позволяло ему передать ее внутреннее одухотворение. Сам он, делясь сокровенным, писал, «что любовь к природе для него равна любви к Богу».

Художник интуитивно искал новый живописный подход к передаче меняющегося цветового строя природы. Этот путь исканий Васильева встречается в ряде его работ. Среди них свое место занимает и этюд «Березовая роща к вечеру», вероятно написанный им летом в Тамбовской губернии.

Картина написана, в отличие от многих других работ этого времени, широко кроющим приемом живописи, как бы стремящимся уловить свет предвечернего солнца, изменившего цвет зелени и подчеркнуто выделившего на березах белизну обнаженных ветвей. Принятое здесь композиционное решение картины уже само собой выдвинуло на первый план пейзажный строй создаваемого образа с переданным в нем прекрасным моментом состояния природы в час угасающего летнего дня. Гармонией золотистого предвечернего света и мягких закатных красок, озаривших высокое небо и кроны деревьев у затененной каменной изгороди, раскрыта художником общая цветовая гамма этого поэтичного пейзажа, как бы утверждающая собой вечную присущую природе изменчивую цветность.

На картине, как это обычно бывает, нет авторской подписи, но по ее нижнему краю Иван Крамской сделал надпись: «Этюдъ Ф. Васильева свидетельствую И. Крамской». Такое удостоверение авторства потребовалось, когда художника уже не было в живых, а его картины и этюды пользовались невероятно большим успехом у любителей искусства; за подлинные работы Васильева выдавались пейзажи, никакого отношения к нему не имевшие. Посмертная выставка художника, устроенная в Петербурге стараниями Крамского и открытая зимой 1874 года, привлекла к себе огромное внимание.

Все картины оказались распроданными еще до ее открытия.